Деревья рубят – «зелень» летит - Деловая Жизнь Казахстана
leaves 3487571 Деревья рубят – «зелень» летит
Редактор 18 марта, 2021 208 Экология На прочтение: 11 минут

Деревья рубят – «зелень» летит

«Алматы будет городом-садом, зеленым, ухоженным, красивым, с большими просторными парками, широкими пешеходными улицами, уютными бульварами и аллеями. Высокие раскидистые деревья будут наполнять воздух кислородом и…

«Алматы будет городом-садом, зеленым, ухоженным, красивым, с большими просторными парками, широкими пешеходными улицами, уютными бульварами и аллеями. Высокие раскидистые деревья будут наполнять воздух кислородом и дарить прохладу в летний зной. Рекам города будет возвращена их природная естественность. Они станут водно-зелеными коридорами…»

Это – цитата из программного документа Стратегии развития «Алматы-2050». Какое слово больше всего режет взгляд? Для меня – «будет». Почему? Потому что Алматы был городом-садом, «городом яблок», и в 70-е гг. прошлого века Алма-Ата признавалась одним из самых зеленых городов в мировом сообществе. А сейчас, спустя 50 лет, – «будет».

Топор – чье орудие?

Да, можно найти тысячу оправданий: распад государства, экономический коллапс 90-х, когда «быть бы живу»… Но дерево – это же не фабрика или завод, для сохранения которого нужны многомиллионные инвестиции. Полив и уход за тем, что есть, вырубка аварийных деревьев и высадка молодых – «не мирного атома освоение», нужны лишь желание и умение. Как показывает наша действительность, в Алматы на протяжении последних двух десятков лет нет ни того, ни другого. А чего с лихвой, так это безответственности и жажды наживы.
Фактов, когда зеленые насаждения приносились в жертву бизнес-центрам, жилым комплексам и иным объектам, дающим немалые прибыли, можно привести великое множество. Что приходит на память?
Так, в 2015 г. в парке отдыха «Кок Тобе» появились колесо обозрения и ресторан. Неравнодушные алматинцы (нет, не власти) с помощью карт Google Maps высчитали, что зеленые насаждения исчезли с площади в 1,7 га, а это более 200 деревьев. Правда, руководство парка уверяло, что аттракцион появился на пустыре, и при его строительстве не пострадало ни одного растения.
36MUv1ePlEQICbds1WMsUCmKDcZA5p Деревья рубят – «зелень» летит
Вырубленные участки зелени. Иллюстрация пользователя @kosstinn с платформы yvision.kz
В 2019 г. в Медеуском районе на Кульджинской трассе под строительство торгово-развлекательного центра «Mолл Aport East» вырубили 11 000 деревьев. При этом городское управление зеленой экономики разрешения на вырубку не давало. Владельцы участка утверждают, что такого количества деревьев на данном участке расти просто не могло, но взамен пообещали возместить нанесенный ущерб посадкой 55 000 саженцев.
В 2020 г. ради автомобильной развязки на соседнем с ТРЦ участке было вырублено более 1800 деревьев. Но там это происходило с ведома и по разрешению городских властей, и взамен вырубленных в течение 2020 г. должно было появиться более 9 000 новых деревьев.
Конец 2020 г. ознаменовался вырубкой деревьев уже в центре города: по улице Толе Би между улицами Ауэзова и Жарокова близ торгового дома Sulpak. Возможно, этот факт не поражает количеством: под топор пошли «всего-то» 13 деревьев. Но, во-первых, 9 из них оказались «краснокнижными» черешчатыми дубами. Во-вторых, рубка производилась под покровом ночи. В-третьих, городское руководство оказалось в этой истории ни сном, ни духом. Не было, конечно, и никакого разрешения.
sulpak tree Деревья рубят – «зелень» летит
2017 год. Этих деревьев перед магазином Sulpak уже нет. Фото сервиса Яндекс.Карты
Кто знает, может и эта история осталась в акимате незамеченной, если бы поднятый в соцсетях шум не дошел до главы государства. Президент поручил акиму города провести служебное расследование данного факта и инициировать привлечение виновных к ответственности. В итоге было проведено уголовное расследование, состав правонарушения переквалифицирован на часть 2 статьи 339 «Незаконное уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов растений или животных, их частями или дериватами») УК Р. В настоящее время дело поступило в Алмалинский районный суд, а главное судебное разбирательство назначено на 19 марта.
Но об ответственности чиновников, допустивших незаконную порубку, речь пока не идет. Ведь на месте срубленных деревьев за счет бюджета уже посадили 30 12-летних дубов. Хотя по закону, как прокомментировал нам ситуацию адвокат Жангельды Сулейманов, если идет незаконная порубка «краснокнижных» деревьев, то компенсационная посадка должна производиться в 30-кратном масштабе.
Увидим ли мы вместо спиленных 9-ти дубов 270, вопрос не праздный. Потому что и к компенсационным посадкам у наших властей отношение своеобразное. Так в 2019 г. активисты экологического общества «Зеленое спасение» нашли на склоне горы Кок-Тобе ящики с сотнями луковиц тюльпанов и около 2 000 саженцев «краснокнижной» яблони Сиверса. Как оказалось, все это было выброшено после посадки саженцев и цветов на сгоревшем склоне горы. И опять же «пинка» городские власти получили от главы государства: в ходе визита в Алматы Касым-Жомарт Токаев объявил за это безобразие выговор заместителю акима Ерлану Кожагапанову. Тому ничего не оставалось, как признать недоработку: мол, из-за сложного рельефа горы сложно было проконтролировать в полном объеме уборку остаточной рассады.

Никакой веры нет

Впрочем, если посмотреть чиновничьи отчеты, картина с зеленым фондом города складывается если не радужная, то и не очень мрачная.
Так, на встрече с министром экологии, геологии и природных ресурсов Магзумом Мирзагалиевывм в августе 2020 г., городскими властями было доложено, что в мегаполисе насчитывается около 2,2 млн зеленых насаждений, на одного жителя приходится 7,4 кв. м зеленых насаждений, а общая площадь зеленого фонда – 1427 га.
Не знаем, насколько гордо звучит эта цифра, учитывая, что при общей площади Алматы более 70 000 га, зеленые насаждения составляют от нее порядка 2%. А нормативы Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) предписывают, что в современных условиях на одного жителя крупного мегаполиса должно приходиться не менее 50 кв. м зелени (травы, кустарника, деревьев).
В свою очередь аким Алматы Бакытжан Сагинтаев, отчитываясь перед горожанами по итогам 2020 года, сказал, что в городе «ведется масштабная работа по увеличению зеленого фонда». По данным градоначальника, в 2020 г. было посажено более 282 000 зеленых насаждений, в текущем году запланирована посадка свыше 350 000 деревьев, а в рамках принятой трехлетней программы «Жасыл Алматы» планируется посадить не менее одного миллиона.
Председатель Республиканского общественного объединения KAZ ECO PATROL Тимур Елеусизов в выкладки чиновников не верит.
«По советским нормативам на одного жителя Алматы должно приходится не менее 10 кв.м зеленых насаждений. Так что даже если брать выкладки акимата на веру, мы до этих нормативов не дотягиваем. По нашим наблюдениям, учитывая сегодняшнее состояние Алматы, этот показатель составляет всего 4,8 кв.м на жителя. Алматы давно уже не зеленый город: деградация началась в начале 2000-х, когда шла массовая вырубка деревьев, а взамен ничего не высаживалось. Сегодня площадь города у нас увеличивается, а количество зеленых насаждений, напротив, сокращается, потому что наблюдаются посадки ради посадок, результат приживаемости новых насаждений – на низком уровне», – говорит эколог.
По его словам, властям Алматы нужно разработать и внедрить адекватные правила защиты зеленых насаждений.
«Во-первых, из имеющихся 2,2 млн деревьев, 60% – это старый зеленый фонд, который необходимо либо сносить, либо пересаживать, но у нас нет таких технологий, они дорогостоящие, поэтому пересадкой никто заниматься не будет. Во-вторых, в тендерах по посадке деревьев, что проводит Управление зеленой экономики, прописывается всего год уходных работ. Но год – это очень мало, чтобы понять, насколько прижилось дерево. И этот момент тоже надо отработать. Ведь потом эти больные полудохлые деревья передаются на баланс акимата, акимат за свой счет восполняет потери, отсюда полная неразбериха, сколько же у нас деревьев реально», – резюмирует Тимур Елеусизов.
Не менее критически настроен к цифрам акимата и член общественного экологического движения «Защитим Алматы» Абай Ерекенов.
«Изначально укрепление Верный вообще считалось непригодным для жизни: грязь, пыль, ветра; не зря существовала поговорка «Верный – климат скверный». Но Колпаковский (Герасим Алексеевич Колпаковский – военный губернатор Семиреченской области, при котором был создан общественный комитет по устройству Верного) обсудил с лидерами местных общин положение дел и стал проводить в городе политику озеленения достаточно жесткую: каждый житель должен был посадить перед домом, скажем, два тополя. В советское время плотная посадка деревьев – через каждые полтора метра – была продолжена, так в Алматы был создан свой индивидуальный микроклимат. В определенный момент в городе был достигнут показатель в 80 кв.м зеленых насаждений на каждого жителя.
На сегодняшний день акиматовские данные об уровне озеленения ничем не подтверждаются. Например, акимат сообщает что высадил, скажем, 80 000 саженцев. Начинаем считать: тысячи не набирается. Напротив, массовая вырубка продолжается.
Обращаемся в акимат: покажите, где высадили, мы пойдем, пересчитаем. Но они данные предоставить не могут», – говорит общественный деятель.
alma ata 1970 04 1500 Деревья рубят – «зелень» летит
Советская открытка, Алма-Ата, 1970. Фото Б. Подгорного. sovietpostcards.org

Дело пахнет миллионами

Поэтому такие высадки Ерекенов называет не иначе, как криминальным бизнесом.
«Это криминальный бизнес – такое складывается мнение. Деньги налогоплательщиков, выделяемые на озеленение из бюджета, уплывают, благодаря серым схемам. Повторюсь, акимат не предоставляет данных, где и когда производились посадки, чтобы можно было пойти и посчитать, – это же легко делается. Например, спустя год проверить, сколько деревьев прижилось, сколько высохло, сколько победитель тендера, на которого возлагались обязательства не только по посадке, но и по уходу, должен возместить. Ничего подобного не делается. У нас же идут разовые тендеры, работы отдаются фирмам, не имеющим опыта лесопосадки, ответственности потом не добьешься. В антикоррупционную службу мы об этом писали, а в ответ получали умные аналитические записки типа, что «закуп из одного источника – признак коррупции». И что?!», – возмущается эксперт.
Руководитель общественного объединения «Зеленое спасение» Сергей Куратов также склонен рассматривать вопрос сокращения зеленых насаждений в Алматы под криминальным углом.
«Причина массового уничтожения зеленых насаждений лежит на поверхности: предприниматели и чиновники рассматривают территории, занятые зелеными насаждениями, как потенциальные земельные участки. Захват этих участков представляет большую ценность – это и строительство ТРЦ, и жилищных комплексов, бизнес-центров, автостоянок, проще говоря, объектов, которые могут принести прибыль.
К тому же, очень интересный вопрос: куда потом идет вся спиленная древесина? Ведь образуется не только масса древесных отходов, но и так называемая деловая древесина. Например, дуб – это великолепная поделочная древесина. На наших глазах спилили десяток деревьев по улице Толе Би возле торгового дома Sulpak; лет 15 назад, помнится, была рубка столетних дубов в парке Горького. Куда древесина девается? Даже такая, казалось бы, мелочь, как ее сбыт, приносит кому-то доход», – считает эколог.
Абай Ерекенов добавляет, что в свое время из уст общественников звучало предложение продавать полученную в ходе порубки древесину на аукционе, чтобы придать процессу прозрачность, но должного отклика из властных коридоров не последовало.

Компенсация не компенсирует

Компенсационные посадки деревьев, как представляется на первый взгляд, призваны с лихвой перекрывать вред, наносимый как законной, так и незаконной рубкой. Но это только так кажется. Выше мы уже приводили пример отношения к ним со стороны городских властей. Сергей Куратов добавляет, что зачастую они носят формальный характер:
«В ряде случаев компенсационные посадки превращаются в формальную акцию. Сколько раз поднимался вопрос, что деревья в ходе этих посадок просто не приживаются. Здесь нужна четкая система. Посадки должны осуществлять специализированные организации, эта работа не должна отдаваться на откуп строителям или еще кому-то, которые могут воткнуть деревья как попало в строительный мусор и так далее. Более того, большую важность имеет то, какие деревья нужно сажать. Огромное количество елок, которые у нас посадили, носит, как заявляют ботаники, отрицательный эффект. Потому что в нашем климате нужны как раз лиственные породы, которые сбрасывают листву и не накапливают пыль в зеленой массе. Сажать надо те деревья, которые быстро растут и которые подходят для нашего климата. Например, почему засохли деревья, которые высаживались на улице Панфилова? Потому что они были привезены из Германии и для нашего климата просто не подошли. Оправдания были даны просто смехотворные: не знали, не рассчитали…»

не знали, не рассчитали…

Подобные оправдания, считает эксперт, становятся возможными в силу слабой законодательной базы, когда никто ни за что не отвечает.

«Сказывается отсутствие централизованного органа, каким раньше был «Зеленстрой». Правила содержания зеленых насаждений, которые были приняты в Алматы в 2018 г., фактически не обеспечивают сохранности зеленого фонда города. Управление зеленой экономики показывает свою беспомощность в отношении предотвращения вырубки. Разговоры о создании информационной системы, которая бы позволяла алматинцам следить, где высаживаются деревья, сколько их, в каком они состоянии, ведутся последние лет 20. Отсутствие сопровождается со стороны акимата странными оговорками типа «нет средств», «технические средства не позволяют» и т.д. Плюс к тому ощущается элементарная нехватка специалистов в области лесопосадок», – констатирует Куратов.
Юрист Жангельды Сулейманов полагает, что в вопросе ответственности за порубку зеленых насаждений правильнее будет говорить не об ужесточении законодательных норм, сколько о правоприменительной практике.
«За незаконную порубку деревьев предусматривается административная либо уголовная ответственность в зависимости от нанесенного ущерба. Если сумма ущерба составляет до 100 МРП, наступает ответственность по ст. 381-1 КоАП РК в виде различного размера штрафов. В случае же, если ущерб превышает 100 МРП, ответственное лицо привлекается уже к уголовной ответственности.
Если брать последний громкий случай с вырубкой деревьев по улице Толе Би близ магазина Sulpak, там нанесенный ущерб превысил 100 МРП, потому что были вырублены «краснокнижные» дубы, и поэтому было возбуждено уголовное дело. Я к чему это говорю? К тому что, реакция акимата в этом случае была ненормальной: они намеревались проводить какие-то проверки, экспертизы, хотя и так было ясно, что деревья срубили незаконно. Однако под влиянием общественности и вмешательстве Президента уголовное дело было возбуждено. То есть статья есть, но она не работает, наблюдается безразличие правоохранительных структур к ценности растительного мира. Да и коррупционная составляющая не исключена. Дерево – не человек, оно, если дело не будет возбуждено, пожаловаться не сможет», – говорит адвокат.
А размер компенсационных посадок, если строго их придерживаться, на самом деле выглядит впечатляюще. Сулейманов говорит, что все это прописано в одном из приказов министерства индустрии и инфраструктурного развития. Так, в случае гибели дерева определен 10-кратный размер возмещения, в случае незаконной порубки деревьев, не входящих в «краснокнижный» фонд – 20-кратный размер, в случае незаконной порубки деревьев из «краснокнижного» фонда – 30-кратный размер. Посадка производится на специальных участках, определенных уполномоченным органом.

ждать города-сада еще 30 лет

…Если возвратиться к документу, с которого мы начали исследование проблемы, то ждать нам города-сада придется еще 30 лет, то есть увидеть город зеленым предстоит только следующему поколению алматинцев. И это при условии, что все пойдет по сценарию. У наших же чиновников для отклонения от него, причем без ущерба для собственного служебного положения, найдется тысяча и одна причина. Сегодня руководитель городского управления зеленой экономики Наталья Ливинская списывает беспомощность возглавляемого ею ведомства на большую территорию города, где за всем не уследить, относительно малый размер штрафов, а также на отсутствие двух документов: правил по созданию, защите и содержанию зеленых насаждений, и методики расчета ущерба. Это она нам говорит. Хотя, как кажется, должна была бы уже проекты этих документов подготовить, как-никак, с июня 2020 года кресло занимает. Но, по ее словам, в последней истории с порубкой «краснокнижных» дубов, «нет виновных и невиновных». И это, как минимум, печально.
Владимир Радионов