Куда ведут постановления об Ashyq - Деловая Жизнь Казахстана
ashyq yellow Куда ведут постановления об Ashyq
Редактор 10 мая, 2021 208 Экономика На прочтение: 9 минут

Куда ведут постановления об Ashyq

С 5 мая вступило в действие постановление Главного государственного санитарного врача РК Ерлана Киясова «О внедрении мобильного приложения Ashyq на объектах предпринимательства» Им обязали предпринимателей…

С 5 мая вступило в действие постановление Главного государственного санитарного врача РК Ерлана Киясова «О внедрении мобильного приложения Ashyq на объектах предпринимательства»

Им обязали предпринимателей внедрить спорное во многих отношениях приложение, присваивающее «цветной» статус гражданам и объектам предпринимательства. Теперь этот эксперимент из отдельных городов распространяется по стране. А акимы областей и городов республиканского значения вдруг подчинены главному санврачу.
Для начала стоит пояснить, что данная мера трактуется как альтернатива полного закрытия и для частичного снятия ограничений работы объектов предпринимательства: фитнес-клубов, спа-центров, саун, бассейнов, кинотеатров, заведений общепита, компьютерных и боулинг-клубов т. д.

Цветовая дифференциация

Судя по публикациям в СМИ, настояли на внедрении приложения в Нацпалате «Атамекен».
Возможно, по мнению ее функционеров – это единственный способ запустить малый бизнес на фоне неконтролируемой правительством ситуации с распространением вируса. Это компромиссное решение для того, чтобы показать: в Казахстане все население под тотальным контролем – и привитые, и переболевшие, и с неясным статусом, и контактные.
Насколько эффективна мера? Прежде всего, она решает вопрос с открытием объектов предпринимательства. А кто не будет участвовать – тем, как говорила управдом Варвара Плющ: «Отключим газ». То есть «отказники» с большой вероятностью не получат возможность открыть свои двери для клиентов в адекватном режиме.

То есть это разумный ответ на вопрос, что делает Казахстан для решения проблемы с пандемией. И если не будет скачка смертности, подобного тому, что был летом прошлого года, то это легкий способ повернуть оглобли хоть на какую-то дорогу, по которой телега будет вывозить и малый бизнес, и население из болота, напоминающего «сказку про белого бычка». Ведь весенние локдауны напомнили прошлогодние меры и метания властей.

colors Куда ведут постановления об AshyqЧто же касается населения, то тут на начальном этапе вроде бы реализация выглядит безобидно. Устанавливать приложение и проверять свой «цветовой» статус мы можем по желанию. А при входе в заведение социально-экономического предпринимательства могут проверить наш цвет по ИИН. Скользких моментов тут два. Во-первых, в момент проверки система может не работать, как очень часто у нас бывает с цифровыми продуктами. На этот случай Проектный офис в составе Минздрава, Минцифры, НПП «Атамекен» в серии «вопросов-ответов» сообщает: «В ближайшее время будет разработан алгоритм действий при сбоях, он будет доведен отдельно для участников проекта и акиматов».

Во-вторых, есть вероятность «понижения» статуса или в случае зафиксированного системой контакта с «красным» гражданином, или в результате того же сбоя. Тут доказать обратное невозможно, и как результат, – 14 дней на карантине.

В плане контроля передвижений предположительно опасных сограждан вспоминаются эксперименты годичной давности, когда в ряде регионов в тотальный локдаун пытались пугать население тем, что будут отслеживать передвижения граждан по сигналам GPS и мобильным сетям. Смогли ли и делали ли это вообще – большой вопрос.

Колхоз – дело добровольное?

Официальные лица в большинстве комментариев заявляют, что приложение является добровольным, так же, как и участие в проекте.
К примеру, восточно-казахстанское издание «Устинка» цитировало в конце апреля директора Палаты предпринимателей ВКО Марипбека Шакербека: «Участие в Ashyq является добровольным: работать ли в период ограничений, или сложа руки ожидать их окончания, каждый решает сам. Однако другой альтернативы на данный момент правительство не предоставило».
Кстати, о добровольности. На сайте Нацпалаты поясняют вопрос того, не является ли информация о результатах ПЦР-тестов и заболевании COVID-19 разглашением врачебной тайны: «Нет, поскольку приложение является добровольным, и ИИН вводится с согласия самого посетителя. Кроме того, согласно ст. 273 Кодекса о здоровье, «предоставление сведений без согласия лица, допускается при угрозе распространения заболеваний, представляющих опасность для окружающих».
Также и министерство цифрового развития и аэрокосмической промышленности Казахстана в начале февраля этого года распространило сообщение: «Во избежание кривотолков хотим отметить, что приложение не является обязательной мерой, а инструмент для того, чтобы обезопасить посетителей тех направлений бизнеса, которые не могли работать в период ограничительных мер. Ни бизнес, ни граждан не будут принуждать пользоваться приложением. На посещение магазинов, аптек, прогулок во дворе или парке, как отмечали некоторые пользователи Интернета, это никак не повлияет».

от утечки данных пока никто не застрахован

Добровольно и предоставление системе своего ИИН, хотя обязывает владельцев программы следовать закону «О персональных данных и их защите»: «в отношении персональных данных ограниченного доступа закон обязывает собственников и (или) операторов, а также третьих лиц, которые получают доступ к ним, обеспечить их конфиденциальность путем предотвращения распространения указанных данных без согласия субъекта или его законного представителя либо наличия иного законного основания». Этот документ недавно стал причиной того, что Комитет госдоходов Минфина закрыл ранее открытый доступ к данным физлиц в своих базах.
В середине апреля этого года в тех же «вопросах-ответах» от Нацпалаты сообщалось: «Мобильное приложение Ashyq в текущее время, согласно единым требованиям проходит испытание на информационную безопасность». То есть от утечки данных пока никто не застрахован.

Чьих будешь?

Для справки отметим, что сам проект имеет некоторую родословную.
Его разработчик – ТОО Digital Innovation and Transformation, вышедшее из-под крыла ТОО «Центр устойчивого развития столицы» в 2018 г. ЦУРС, в свою очередь, создан в 2004 г. на базе ГКП «Астанагенплан». Там числился в должности координатора проектов Архат Биахметов – нынешний руководитель DIT. В прошлом году ЦУРС выступил разработчиком приложения Smart Uralsk и сервиса «Я на домашнем карантине» для контроля контактных в Уральске. Также в Appstore этот разработчик предлагает аналогичные приложения для Астаны, Талдыкоргана, Костаная, Аксая, Кызылорды и сервисы управления КСК и подобными структурами. Кроме того, компания числится разработчиком таких сервисов, как платформа «Тулпар», информсистемы «Метаданные», программного продукта «Панель руководителя». Учредителями ЦУРС числились директор отдела газеты «ЗАҢ» по г. Астана, Шынгыс Омаров (51 %) и акимат столицы (49 %). Затем предположительно Омаров стал единственным владельцем данного ТОО.
Можно предположить, что компания имеет отношение и к проекту Smart Taldyqorgan, с которым был связан Абзал Абдешов. О нем недавно прошла серия публикаций в связи с расследованием Департаментом Агентства по противодействию коррупции по Жамбылской области. Видимо, проекты «смарт» масштабировались по многим городам, и для данного региона было создано отдельное ТОО Benediximus. Однако в Таразе услуги на поставку системы Smart City: Open Akimat на 79 млн тенге не были поставлены.
Что же касается ЦУРС и DIT, то в отношении представителей этих компаний ведется маленькая война в Фейсбуке под аккаунтом «Юридический центр ЖКХ».

Примчались санитары…

Вывод следующий… Законность всего этого массового мероприятия маскируется его «добровольностью».
Еще о законности. Приведем несколько цитат о деятельности главного санврача из блога юриста Романа Подопригоры в соцсети Телеграм:
– По своей природе санврач – это должностное лицо надзорного органа, и его основное предназначение состоит в том, чтобы предупреждать, проверять, ограничивать, наказывать. Но никак не проводить эксперименты. У каждого органа есть компетенция. В компетенции санврача я не нашел такого права. С натяжкой «пилот» можно отнести к санитарно-противоэпидемическим и санитарно-профилактическим мероприятиям (тоже неочевидно). Но даже если так, подобные мероприятия не должны проводиться в режиме эксперимента. Не в том смысле, что вообще нельзя, а в том, что не санврач должен запускать такие «пилоты». Кстати, в самом постановлении нет ни одной ссылки на то, какими нормативными положениями санврач руководствовался, издавая такой акт.
…Указания по проведению пилота даются акиматам, НПП «Атамекен», субъектам предпринимательства. Опять нестыковка. Можно понять, когда акиматы исполняют указания санврачей, направленные на обеспечение ограничительных мер. Хотя и здесь не все в порядке с юридической техникой. Но давать акиматам указание обеспечивать пилот – явный перебор. По-моему, увлекся санврач. Есть серьезные сомнения, что так можно делать.
– Акты, издаваемые санитарными врачами взбудоражили и еще будут будоражить многих. Очевидно, что в необычных условиях ЧП и карантинов эти акты были обречены на проблемы и ошибки. Это касается и компетенции санврачей, и вводимых ограничений, и языка изложения и многих других вопросов.

в перечне нормативных правовых актов постановлений санитарных врачей нет

Одна из проблем связана с отнесением постановлений санитарных врачей к нормативным или ненормативным актам. Даже не юристы обеспокоились этим вопросом. Так, известный общественный деятель и блогер бомбардировал запросами Главного санитарного врача, Генеральную прокуратуру и министерство юстиции, пытаясь выяснить, где в иерархии нормативных правовых актов находятся постановления санитарных врачей, и почему они не проходят необходимые согласования. Ему ответили, что эти акты не включаются в состав нормативных актов, и поэтому нет необходимости проходить все фильтры нормотворчества.
Формально, ответили правильно. Но на деле вопрос сложнее. До пандемии акты санитарных врачей вполне укладывались в ненормативные (индивидуальные) правовые акты. То есть, когда надо было вводить ограничение, оно касалось конкретного субъекта и носило разовый характер: закрыть школу на карантин, приостановить опасное производство и т.д.
В условиях ЧП и карантина стали устанавливаться другие ограничения: на всей территории РК, для неопределенного круга субъектов, на продолжительное время. Таким образом, постановления санитарных врачей начали, по сути, создавать правила поведения и приобретать нормативный характер.
Однако в перечне нормативных правовых актов постановлений санитарных врачей нет. И, судя по всему, никто их пока в этот перечень включать не собирается. Но если эти акты приобретают признаки нормативности, то не так важно, относятся они формально к нормативным правовым актам, или нет. И соответственно, они не должны «избегать» определенных процедур: регистрации, публикации. Не знаю, как наши суды, но зарубежные или международные наверняка смотрели бы на содержание, а не на форму.
С установлением правил поведения также не все так просто. В плане языка изложения постановления вроде как и не формируют нормы. Они предписывают различным государственным органам, организациям, гражданам обеспечить соблюдение определенных правил. И опять возникает вопрос о соотношении формы и содержания.
Некоторые также вспоминают о том, что по Конституции РК права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только законами, или что только Парламент вправе издавать законы, касающиеся гражданских прав и свобод. Делается вывод, что не могут санитарные врачи устанавливать ограничения. Ограничительные мероприятия в общем плане предусмотрены в недавно принятом Кодексе о здоровье народа и системе здравоохранения. Но санврачи идут дальше и создают собственные правила-ограничения. И снова вопрос о возможности и пределах такой деятельности.
Есть и другие проблемы: соразмерности ограничений, дискриминации при их применении, соотношения актов республиканского и территориальных санитарных врачей и др.
Очевидно, что правовая система столкнулась с новым видом актов, и с ними еще придется разбираться.
– Должен ли местный санитарный врач придерживаться указаний своего начальника, то есть, главного санитарного врача страны? Или он сам себе хозяин на своей территории? Оба наделены правом вводить ограничения. Все зависит от ситуации. Если проблема локальная, то республиканский санврач вообще не нужен. Местный сам все будет решать.
Вот принял недавно главный врач правила о том, что можно делать, а что нельзя в зонах разных цветов. Есть логика. Запрещаем или разрешаем, в зависимости от обстановки. Какая-то соразмерность появилась, чего не хватало все эти тяжелые месяцы.
И вдруг один местный санврач принимает свое решение: для студентов и самых невезучих школьников (6-8, 10 классы), вне зависимости от зоны, в этом городе, в этом учебном году все закончилось. В смысле надежд на оффлайн. И попали иногородние студенты в сложную ситуацию. По решению республиканского врача вроде можно подождать, домой не возвращаться, а вдруг завтра вернемся в более комфортную зону. А местный говорит: по домам, ребята, нечего ждать. Кого слушать? Один, когда принимал решение, как водится, о таких студентах не подумал. Другой (тот, что сам себе командир), когда принимал решение, еще и школьников за компанию приписал. Без права на досрочное освобождение.

Лучше меньше, да лучше

Застрахует ли предпринимателей присоединение к системе (Нацпалата обещает, что это бесплатно) от получения «красного» статуса?
Конечно же, нет. И персонал, и клиенты могут занести вирус на территорию. Даже если весь персонал будет вакцинирован – это тоже (судя по публикациям) – не гарантия. Вирус не исследован настолько, чтобы уверенно сказать, что получивший вакцину не заболеет вновь. Что же касается вакцинированных посетителей, то логика говорит: они могут быть носителями, принеся с улицы, из общественного транспорта или такси не только пресловутую «корону», но и что-нибудь еще более неприятное, поскольку никто не сможет обеспечить кварцевание на входе – слишком хлопотная мера.

стабильность – под вопросом

Однако повторимся: меры, предлагаемые Нацпалатой – не меры против заразы, а возможность в условиях вынужденной фоновой пандемической истерии вернуть людей хотя бы таким способом в режим «офлайн».
Пугает лишь разгон, который взяла общемировая истерия, позволяющая издавать каждые полмесяца, а то и чаще, постановления с неясным статусом, но обязательные к исполнению. А это означает, что неожиданности будут, а вот стабильность – под вопросом.

Вячеслав Щекунских