Несладкая жизнь - Деловая Жизнь Казахстана
sahar Несладкая жизнь
Владимир Радионов 28 марта, 2022 183 Экономика На прочтение: 4 минуты

Несладкая жизнь

Что-то совсем все разладилось в Казахстане: сладкую жизнь народу перестало обещать даже правительство. Оно и верно: в условиях перманентной пропажи сахара в магазинах и взлета цен на сладкий продукт это обещание выглядело бы весьма странно

«В пустыне Каракумы обнаружены барханы сахарного песка, а по ним пачками бегает Camel». Эта шутка времен позднего СССР, когда дефицитом было все вплоть до хозяйственного мыла, невольно приходит на ум в течение последней недели. Цены на сахар за последние семь дней побили, наверное, всяческие рекорды, взметнувшись с 300 до 800 тенге за килограмм в отдельных регионах, к этому же добавился еще и дефицит, который спровоцировало… министерство торговли и интеграции (МТИ) РК.

На черный день

Напомним, что когда цены в начале марта только поползли вверх с 330 до 400-420 тенге за кг, казахстанцы, по старой привычке иметь небольшую заначку на «черный день», стали прикупать сахар большими, чем обычно, порциями. В МТИ казахстанцев решили успокоить: мол, запасов сахара хватит на три месяца. А что у нас через три месяца-то? Правильно, лето, сезон овощей, фруктов, ягод, для консервирования которых сахар ох как необходим, а в магазинах его не будет. Вывод: надо брать, пока есть. И вполне объяснимо, что сахар начали сметать с прилавков, торговые сети стали вводить ограничение до трех кг в одни руки, затем и вовсе начались перебои с его поставками.

Это потом. Видать, министрам кто-то где-то что-то подсказал, и они «включили обратную».

«Есть трехмесячный запас сахара – это не означает, что через три месяца сахара не будет, ажиотажа не должно быть. Производство не останавливается, контракты есть с ближним и дальним зарубежьем. Мы дополнительно проводим меры по сдерживанию роста цен», — «переобулся» глава минторга Бахыт Султанов.

И к тому же, попытался переложить проблему с больной головы на здоровую: мол, это народ сам виноват, «хапает» без меры и тем самым создает ажиотажный спрос и рост цен.

Однако надо учитывать, что сахар – самый импортозависимый из продуктов питания в Казахстане. В целом казахстанцы потребляют 800 тысяч тонн сахара в год, тогда как сами мы по итогам 2021 года производим лишь треть этого объема, остальное завозится из-за границы. Импортные потоки в прошлом году выглядели следующим образом: из Российской Федерации было завезено 275,8 млн тонн, из Бразилии – 164,6 млн тонн, из Беларуси – 35,5 млн тонн, из Мексики – 30,4 млн тонн.

И не только сахар

Как известно, Россия – самый крупный для нас продавец сахара – на данный момент запретило экспорт зерна и сахара. Есть оговорка, что продажа сахара странам-участницам ЕАЭС возможна, но с разрешения минсельхоза РФ, а вот будет ли такое разрешение – вопрос. В отечественном минсельхозе говорят, что без сахара, мол, не останемся, есть еще Египет, Польша… Как это отразится на стоимости, пока неясно, но чиновники и здесь сохраняют присущий им показной оптимизм.

Между тем, сахар – не единственный продукт, которого мы потребляем больше, чем производим. По данным мониторингового агентства EnergyProm, отечественные производители за январь-ноябрь 2021 года смогли обеспечить как внутренний спрос населения, так и внешний экспорт на муку, рис, молоко и сливки, мясо и птицу.

Тогда как уровень обеспечения растительным маслом местного производства составляет лишь 75,9%, рыбы —  52,8%, сыра и творога — 54%, колбас — 55,9%. Что будет с завозом этих продуктов в итоге санкционных войн, нестабильного курса валюты и изменения логистики? Трудно сказать, грозит ли нам их дефицит, по избежать роста цен на них вряд ли удастся.

Бюро национальной статистики (статистика, по выражению Марка Твена, хуже самой чудовищной лжи, но за неимением иных данных будем опираться на то, что есть), публикует на своем сайте средние цены на социально-значимые продовольственные товары (19 наименований) понедельно. Мы же решили сравнить, как изменились цена на импортозависимые товары с начала военных действий в Украине. Итак, если литр подсолнечного масла 22 февраля в среднем по республике стоил 767 тенге, то 15 марта его цена составила 784 тенге, килограмм сахара вырос в цене с 292 тенге 22 февраля до 369 тенге 15 марта, килограмм творога подорожал с 1571 тенге 22 февраля до 1620 тенге 15 марта (рыбу и колбасу наши статистики к социально значимым товарам не относят).

То ли еще будет?

Вообще же цены на социально значимые продукты питания в период с 9 по 15 марта выросли на 5,6%, а с начала года по 15 марта — на 8%. Эксперты не исключают, что цены продолжат расти в течение года на 10-15%. Ритейлеры осторожничают в своих прогнозах, но в кулуарных беседах говорят, что ряд поставщиков уже увеличивают свой прайс в среднем на 15-20%.

«Олимпийское» спокойствие в этом вопросе проявляют в правительстве. В МТИ сообщают, что регулярно проводят работу по недопущению роста цен на социально-значимые продовольственные товары. В стабфондах хранится достаточное количество продукции, а ритейлеры обеспечены продовольствием на 30 дней. Эти запасы сформированы за счет подписанных контрактов, в том числе в рамках оборотной схемы, то есть товары реализуются по фиксированным ценам с минимальной торговой надбавкой.

Также там напомнили, что еще в январе 2022 года президент Казахстана поручил ввести государственное ценовое регулирование по социально значимым товарам, возложив решение вопроса на акимов регионов, исходя из социально-экономической ситуации в конкретном регионе.

Но цены к мнению МТИ «решили» не прислушиваться. По данным Нацбанка РК, в феврале текущего года годовая инфляция в стране ускорилась, составив 8,7%. Темпы роста цен на продовольственные товары в феврале увеличились до 10%.

Между тем единственный инструмент, который может заставить казахстанцев меньше обращать внимание на рост цен, — это рост доходов. И здесь, казалось бы, правительству – карты в руки, повышение соцвыплат малоимущей части казахстанцев – это то, чем необходимо заняться в первую очередь, и это будет более эффективно, нежели административное сдерживание цен. Но в минтруда этот инструмент решили до времени отложить.

Министр труда и соцзащиты РК Серик Шапкенов на заседании правительства еще 10 марта выразился предельно ясно:

«Индексация по закону проводится ежегодно. И в этом году по всем соцвыплатам уже была индексация. Все принимаемые решения должны быть обоснованными и сбалансированными. Есть отдельный оперативный штаб, который оценивает всю ситуацию. И в зависимости от ситуации будут приняты решения. Пока вопрос открытый».

Кстати, по данным Бюро национальной статистики (данные III квартала 2021 года) расходы казахстанцев в среднем на душу населения за квартал составили 206 419 тенге, при этом расходы на продукты питания из них составили 52,8%. Для сравнения, в странах Центральной и Восточной Европы, которые в ХХ веке также прошли через социализм и переход к капитализму, показатель расходов населения на продукты не превышает 18% от общих расходов. А наши расходы сопоставимы со странами Африки, южнее Сахары, то есть одними из самых бедных стран мира.