Чего добились сотрудники ГОКа, объявив голодовку? - Деловая Жизнь Казахстана
unnamed Чего добились сотрудники ГОКа, объявив голодовку?
Редактор 30 октября, 2021 301 Авторские программы, Журналистские расследования На прочтение: 6 минут

Чего добились сотрудники ГОКа, объявив голодовку?

В конце лета 2021 года, 30 августа, трое работников Горно-обогатительного комбината, который расположен в СКО, объявили голодовку с целью привлечения внимания властей и общественности к…

В конце лета 2021 года, 30 августа, трое работников Горно-обогатительного комбината, который расположен в СКО, объявили голодовку с целью привлечения внимания властей и общественности к проблеме коррупции в Казахстане. Голодовка продлилась почти месяц. Что сейчас происходит на предприятии? Каково состояние работников? Смогли ли сотрудники чего-то добиться?

— Мы ничего не добились. Да, предложения по разрешению ситуации были, но наши требования никто не хочет выполнять. Наоборот, возникло еще больше претензий в отношении нашего предприятия. В то время, пока у нас шла голодовка, аким района выкладывал на своей странице в Фейсбуке, что он находится на связи с сотрудниками ГОКа. Но это неправда! Я голодал 27 дней, мои коллеги – 24 дня, и за эти 27 дней никто из сотрудников акимата СКО не приезжал к нам и не интересовался нашим состоянием здоровья. Только на 27 день мне вызвали скорую, наш фельдшер Мария Минкина на этом настояла, потому, что у меня упал сахар, тогда меня госпитализировали, — рассказывает Абзал Ибрагимов, сотрудник службы безопасности ГОКа. 

Екатерина Иванова, инспектор отдела кадров, во время голодовки потеряла сознание, но никто из медиков не приехал, несмотря на многочисленные звонки в скорую. 

— Я потеряла сознание, упала, выходя из комнаты. К тому же у меня диагностирована врожденная патология – порок сердца. В больницу меня отвезли наши сотрудники, меня трясло, дрожь была по всему телу. До сих пор нахожусь на больничном и получаю лечение. 

Виктор Долгалев, исполнительный директор ТОО «Тиолайн», выступал против голодовки: 

— Я противник голодовки. Это ведь страшный удар по здоровью! Поэтому я предложил работникам – если хотите устроить голодовку, мы предоставим вам помещение, чтобы все было под присмотром врачей, чтобы не дай бог с кем-то что-то случилось. Ведь человеческая жизнь – самое ценное, что у нас есть! Мы и сейчас все свои силы прикладываем к тому, чтобы избежать очередной голодовки на предприятии, хотя желающих много.

«Мы шли на голодовку, чтобы нас власти наконец-то услышали. Мы надеялись, что приедет аким и прокурор области, посмотрят, как и что творится на нашей казахстанской земле. Предприятие наше процветает – так вы или помогите, или хотя бы не мешайте нам работать! Как можно было до такой степени довести людей? Как можно своих же душить? Я не понимаю этого!», — восклицает Екатерина Иванова. 

Чиновники утверждали, что скорая трижды приезжала на объект к голодающим, однако этот факт отрицают сами голодающие. 

— Я там все время находился. И когда замакима говорил, что скорые к нам отправляли, то я предложил ему просмотреть записи с камер, чтобы не быть голословными. Давайте проверим все, вы скажете, когда здесь была скорая, я посмотрю видео, были ли ваши машины тут. И если вы говорите правду, я извинюсь перед вами. Замакима говорит – нет, зачем? В результате по камерам мы вычислили, что никаких скорых не было, — рассказывает Абзал Ибрагимов. – Мы неоднократно звонили в скорую района, области, города, но к нам никто не приезжал, ссылаясь на то, что нет машин, а в это время могла погибнуть наша сотрудница! В итоге все же приехала медсестра с Обуховки на частной машине, померяла давление и позвонила в больницу, сказав, что требуется госпитализация и чтобы к нам отправили скорую. 

Но дожидаться скорой времени не было – Екатерине становилось все хуже. Тогда Абзал Ибрагимов сел за руль и сам повез Екатерину в больницу. 

— Мы звонили по всем больницам, даже 112 набрали, чтобы рассказать, что нашим голодающим работникам очень плохо, что нужна помощь. А нам ответили – если бы у вас был пожар, мы бы приехали. А некоторые врачи вообще заявляли – да вы там все больные, вас нужно всех лечить! Такое чувство сложилось, что им дали установку не оказывать нам помощь, пусть что хотят, то и делают. Наверное, в Кокшетау были не в курсе о том, что здесь творится,  поэтому они нас приняли. В итоге, когда Катю уже положили в больницу, ближе к вечеру, часам к 7 приехали врачи с Тайыншы. То есть мы с 9 утра звонили, просили помощи, а врачи приехали только через 10 часов, — рассказывает Мария Минкина.

На следующий день стало плохо Виктору Гусоку, механику гаража и его сами же работники ГОКа отвезли в ту же больницу, уже не надеясь на помощь близлежащих медучреждений. 

Абзал Ибрагимов оказался самым крепким из голодающих работников. Он не хотел ехать в больницу, хотя его предупреждали, что состояние близко к критическому: упал сахар. Он надеялся, что в конце концов их услышат власти. Но надежды таяли, как и здоровье работников, ведь даже скорая помощь не могла (или не хотела?) оказывать помощь.

Со стороны акимата вообще никто не интересовался по поводу голодающих. Звонили только журналисты, — утверждает фельдшер. 

 Виктор Долгалев считает, что такое равнодушие к проблемам предприятия – это и есть позиция власти, это и есть принцип двойных стандартов. 

Представители компании считают, что на них постоянно оказывается давление и прессинг:

— На Гоке я работаю почти полтора года. И все это время вижу, что происходит давление со стороны чиновников СКО. То они задерживают наши грузы, то устраивают проверки, то выписывают штрафы,- рассказывает Абзал Ибрагимов.

— Точка кипения наступила тогда, когда на предприятии отключили свет — пришлось отправить людей на простой. Сотрудники из-за этого лишились и работы, и зарплаты. Потом стали постоянно останавливать наши грузы, якобы на предмет проверок. Нам попросту не давали нормально работать! 

Сотрудники госорганов изымали груз, якобы для расследования, который отправлялся на ГОК, бросали мешки на землю (а товар в мешках, напомним, является опасным и радиоактивным), при хранении не соблюдали правила.  

«Получается, что полиция вместе с прокуратурой таким образом негласно ввели против нас экономические санкции», — отмечает Виктор Долгалев.

ГОКовцы требовали, чтобы концентрат, который находился на территории Келлеровки и который изъяли, вернули предприятию. Сотрудники прокуратуры в ответ на это требование отвечали – мол, давайте свою лабораторию и проверим разницу между рудой и концентратом. Однако так никто и ничего не проверял.   

Виктор Долгалев считает, что предприятие уже кто-то сверху решил передать другим важным лицам, но для этого его сначала хотели разорить: 

«Сделать из него больного и слабого. Поэтому они это делали в 2016 и в 2017 годах. А теперь, когда предприятие здоровое и процветающие, как ты его передашь другим? Таких предприятий, которые успешно работают и ни под кем не стоят, в Казахстане единицы. Значит такое предприятие нужно опустить ниже плинтуса. Это делали и бандиты, и госорганы, но у них это не получилось».

Директор предприятия говорит, что сейчас ГОК работает стабильно: «Моя задача, как руководителя, чтобы компания была устойчивой. Но, к сожалению, наша местная власть, да и и вообще власть пытается этому препятствовать». 

Голодовка закончилась, предприятие работает в прежнем режиме. Сейчас трудится 228 человек, плюс несколько человек по контракту, и 70-80 подрядчиков. Однако с финансами в компании по-прежнему туго из-за вынужденного двухмесячного простоя. 

— Мы хотим лишь одного — чтобы власть не вмешивалась в работу предприятия. Нам не нужны ни льготы, никакая другая помощь. Просто оставьте нас, забудьте, мы сами будем работать! – говорит исполнительный директор. — Нас любым методом хотят разорить: сегодня забрали товар на сумму 250-300 тыс. долларов. Они постоянно создают нам проблемы, вот, например, вагоны простояли, а кто будет за них платить? Общий штраф за простой уже составляет 70 тыс. долларов. Плюс были простои по работе. Грубо говоря, действующая власть нанесла нашему предприятию ущерб в размере 600-700 тыс. долларов, к тому же бюджет недополучает налоги, а это огромная сумма! 

В заключение нашего видеоинтервью Виктор Долгалев сказал: «Я хочу спокойно жить, и то, чем я занимаюсь, — это самое лучше дело в мире. Мне важно, чтобы предприятие, которое поднялось с нуля и выросло до самого крутого в мире, было успешным и процветающим. Я хотел бы передать нашим местным органам власти: вас там 3-4 мошенника, которые хотят просто потопить ГОК, а нас, которые вложили в это предприятие много сил, времени, денег, большая команда и мы просто так не сдадим свои позиции!

Редакция ДЖК отправила запросы по ситуации с ГОК в акимат и прокуратуру СКО. В следующей публикации мы планируем рассмотреть позицию представителей власти. 

Продолжение следует.