Следователь виноват, но… не виноват - Деловая Жизнь Казахстана
sledovatel
Редактор 02 февраля, 2022 325 Журналистские расследования На прочтение: 6 минут

Следователь виноват, но… не виноват

К таким выводам пришли сотрудники следственного управления (СУ) департамента полиции (ДП) Алматы, проверявшие действия своего коллеги – следователя следственного отдела управления полиции Алмалинского района города А. Леденева – в рамках одного из уголовных дел, которое этот следователь вел.

ДЖК уже рассказывала читателям о перипетиях дела о хищении средств со счетов ТОО «Промышленная группа Генерация» и тем, как это уголовное дело было доведено до суда указанным следователем, в материале «Следствием не установлено». Уже тогда нами высказывались сомнения в законности действия А. Леденева, который на этапе досудебного расследования не наложил арест на имущество подозреваемого в хищении А. Стрельникова, что позволило последнему распродать его (в частности, два автомобиля) и прийти на скамью подсудимых с пустыми карманами.

В результате судье нечего было конфисковать у осужденного, а пострадавшему – учредителю ТОО «Промышленная группа Генерация» Н. Лаптеву – нечего было получить в качестве погашения ущерба. А ущерб был немаленький: А. Стрельников увел у Н. Лаптева четверть миллиарда тенге.

Казнить нельзя помиловать

Но на момент написания нами первого материала в департаменте полиции нас уверяли, что в действиях следователя Леденева А. каких-либо нарушений установлено не было. Но все течет, все изменяется, в том числе и оценка действий следователя А. Леденева в вышестоящих инстанциях. Представитель Н. Лаптева Орал Касимов получил иной ответ на свой запрос из СУ ДП Алматы за подписью начальника СУ М. Сейсенулы. Из которого следует, что следователь виноват, но привлечь его к ответственности, увы, не позволяет закон. 

Приведем этот ответ полностью с сохранением орфографии и пунктуации, чтобы, во-первых, нас не обвинили в «выдергивании фраз из контекста» (любимое обвинение чиновников в адрес журналистов, когда нечего сказать по существу), во-вторых, чтобы у читателя сложилось свое собственное впечатление о том, какими категориями рассуждают в полиции.

«Ваша жалоба на несвоевременное наложение ареста на имущество Стрельникова А.А. следователем СО УП Алмалинского района Леденевым А., в рамках уголовного дела №197511031007257, зарегистрированного в ЕРДР по ст.189 ч.4 УК РК, Следственным управлением рассмотрено.

На основании Вашей жалобы, Следственным управлением проведено служебное расследование, в ходе которого изучены изложенные Вами доводы, которые нашли свое подтверждение в части несвоевременного наложения ареста на имущество в виде автомашин марки «Mersedes Benz ML 350» и «Hyundai Accent» следователем Леденевым А.

Однако, привлечь к дисциплинарной ответственности следователя Леденева А., не представляется возможным в силу ч.10 ст.57 Закона «О правоохранительной службе» дисциплинарное взыскание налагается не позднее одного месяца со дня обнаружения дисциплинарного проступка и шести месяцев со дня совершения дисциплинарного проступка.

В случае несогласия с принятым решением и результатами рассмотрения обращения, Вы имеете право обжаловать его в установленном законом порядке».

Казалось бы, люди получили одинаковое юридическое образование, рассматривали одни и те же материалы по одним и тем же законодательным актам, а выводы делают разные: в ответе на журналистский запрос следователь был чист, как слеза ребенка, а в ответе представителю потерпевшей стороны – уже «дисциплинарно безответственен». 

Не арестовывал умышленно?

Однако, на первый взгляд все выглядит если и несправедливо, то вполне законно, в духе римского права, которое гласит, что закон суров, но это закон. И оспаривать, казалось бы, очевидное, — значит оспаривать нормы закона. Но это если рассматривать действия следствия с точки зрения только дисциплинарного проступка. Адвокат Касимов уверен, что в действиях следователя (правильнее было бы говорить – бездействии) усматриваются признаки уголовного правонарушения, а именно бездействие по службе (статья 370 Уголовного кодекса РК). И у него есть на то доводы.

Во-первых, по мнению адвоката, дисциплинарный проступок, что вменяют следователю Леденеву, не должен иметь негативных последствий в виде причинения ущерба, а в данном случае ущерб есть.

Во-вторых, налицо неисполнение следователем своих функциональных обязанностей, выразившихся в непринятии мер для обеспечения гражданского иска, а также наложения арестов на имущество в части исполнения приговора суда (возмещение ущерба, конфискация имущества).

И здесь в действиях следователя Леденева вообще можно усмотреть умысел: располагая данными об имуществе подследственного, следователь осознавал, что в случае неналожения своевременных ограничений тот имеет возможность реализовать это имущество и получается, бездействовал в его интересах. 

Под оком прокурора

«Таким образом, в действиях Леденева содержатся все признаки состава уголовного правонарушения, предусмотренного ст. 370 УК РК — «Бездействие по службе». По указанным обстоятельствам я дважды был на личном приеме у заместителя прокурора города Алматы Ауганбаева, который с моими доводами в части наличия состава в действиях Леденева уголовного правонарушения согласился, прокуратурой были даны указания о тщательном изучении всех моих доводов и принятия законного решения. Несмотря на это, ДП города Алматы правовая оценка действиям Леденева дана, по моему глубокому убеждению, неправильно. 26 января 2022 года я был на личном приеме у прокурора города Алматы Жуйректаева, и он обещал взять дело на личный контроль», —  подводит черту Орал Касимов.

Так что ставить точку в этом деле еще рано.

Взгляд со стороны

С мнением Орала Касимова согласен и юрист Сергей Уткин.

«Сама проверка, о которой говорится в ответе ДП, проводится, чтобы привлечь следователя к дисциплинарной ответственности. И здесь вроде бы все правильно – сроки ушли. Но результатом служебного расследования может быть не только дисциплинарная ответственность. Когда есть признаки уголовного правонарушения, уголовное дело в данном случае может возбудить управление собственной безопасности (УСБ) ДП Алматы. 

Десятки, сотни следователей занимаются одним и тем же – выуживают для себя возможные выгоды из всех своих расследований. И понятно, что подозреваемый, чтобы увести активы, делится со следователем, чтобы тот тормозил расследование, не арестовывал имущество, не принимал никаких решений. И если подозрение есть, надо расследовать, глядишь, и удастся доказать. 

То есть по итогам служебного расследования сотрудник, его проводивший, должен не только написать вывод о том, что к дисциплинарной ответственности следователя привлечь невозможно, но и указать, имеются или не имеются признаки уголовного правонарушения, и надо ли передавать дело в УСБ для принятия процессуального решения о возбуждении уголовного дела. Утверждает результаты служебного расследования начальник ДП. То есть он берет на себя ответственность, что будет он или не будет передавать материалы в УСБ.

В описанном вами случае было обнаружено, что следователь действовал незаконно, причинен огромный ущерб, не выполнена главная функция – нет возмещения вреда. На мой взгляд, материалы обязательно должны быть направлены в УСБ. 

Чтобы пострадавшей стороне добиться этой проверки, можно обращаться в две структуры.

Первая – это прокуратура города, которая может проверить, насколько законно начальник ДП утвердил результаты служебного расследования, что нет признаков для передачи материалов в УСБ.

Вторая – это МВД, которая является вышестоящей структурой и тоже может пересмотреть решение начальника ДП и своим решением направить материалы в УСБ для расследования уголовного дела», — высказал Сергей Уткин свое мнение.  

P.S. В первом материале «Следствием не установлено» мы заострили внимание читателей лишь на том, как следователь не препятствовал подследственному продать два автомобиля, на которые должен был наложить арест, потому что они наиболее выпукло показывали работу следственных органов. Но в этом деле фигурирует и другое имущество А. Стрельникова, которое также не было арестовано. 

В частности, в период незаконного прерывания сроков досудебного расследования А. Стрельников вывел со своих счетов приличную сумму. Напомним, досудебное расследование началось 31 октября 2019 года, 10 ноября было приостановлено и возобновлено только в октябре 2020 года. Но в распоряжении потерпевшей стороны есть банковские выписки, из которых следует, что он снял со своих счетов: 

1 и 2 ноября 2019 года —  22 тысячи долларов (в эквиваленте 8 561 010 тенге);

4 и 12 ноября 2019 года — 239 304 тенге;

31 октября – 500 долларов (194 270 тенге);

6 января 2020 года – 1 тысячу долларов (382 140 тенге);

16 января 2020 года — 5 тысяч долларов (1 896 700 тенге);

24 января 2020 года — 2 990 долларов (1 507 651 тенге);

21 января 2020 года — 49 900 долларов (20 667 476 тенге).

Так, общая сумма выведенных средств, которые в случае ареста счетов пошли бы в счет погашения ущерба в рамках исполнения гражданского иска, составила более 33 млн тенге.

Владимир Радионов


СПРАВКА

Согласно части 2 статьи 370 УК РК, бездействие по службе «совершенное сотрудником правоохранительного органа, наказывается штрафом в размере до трех тысяч месячных расчетных показателей либо исправительными работами в том же размере, либо привлечением к общественным работам на срок до восьмисот часов, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок, с конфискацией имущества, с пожизненным лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью». 

 


Читайте также

Читайте по теме